Лента новостей | Тренировки | Мат. часть | Обзоры экипировки | Питание и Медицина | Отчеты и интервью

01.01.2012 0:00:00

Лэнс Армстронг: Раскаяние или фарс?


Посмотрев запись шоу Опры Уинфри, в котором бывшая легенда велоспорта Лэнс Армстронг признался в использовании допинга, один наш молодой коллега долго не мог избавиться от шока.

«Как же так?! — вопрошал он. — Ведь Лэнс был моим кумиром. Я столько лет болел за этого несгибаемого американца. Верил в чистоту его семи побед на «Тур де Франс», в чём он сам столько раз клялся…» Допускаю, что подобное разочарование испытали и многие другие поклонники техасца. Хотя почему-то кажется, что их гораздо меньше, чем тех, кто давно не доверял Армстронгу, о котором один из его бывших друзей как-то сказал: «Вся его жизнь — это преданное служение одной идее. Прославлению самого себя».

Напомним, в упомянутом эфире шоу Армстронг открыто заявил, что завоевать семь титулов подряд на «Тур де Франс» при нынешнем уровне конкуренции нереально, добавив при этом: «Не я ввёл эту допинговую культуру. Но я не пытался остановить её, и это была моя ошибка, о которой сейчас сожалею». Признав, что фактически являлся одним из руководителей US Postal, он опроверг обвинения в том, будто все спортсмены команды были вынуждены применять допинг, что на них оказывалось давление. По его утверждению, каждый гонщик делал собственный выбор. И были такие, кто не хотел участвовать в этом обмане.

Сам Армстронг, как выяснилось, вплоть до 2005 года не брезговал не только эритропоэтином, но и гормоном роста, тестостероном, кортизоном, но чаще всего прибегал к переливанию крови, которое оправдывал… своей жизненной историей, своей борьбой с раком. Как же ему удавалось неизменно выходить сухим из воды? Просто внесоревновательный допинговый контроль на протяжении большей части его карьеры не проводился. Домой к нему никто не приходил. «Поэтому главным было — грамотно составить календарь и позаботиться о выведении допинга из организма к гонкам. С введением биологических паспортов скрывать его стало куда сложнее», — откровенничал Армстронг.

Армстронг признал, что с его стороны было опрометчиво иметь дело с доктором Микеле Феррари, пожизненно дисквалифицированным за то, что поставлял допинг спортсменам, но тут же нашёл себе оправдание: мол, тогда в его жизни было много безрассудных вещей. При этом Лэнс не побоялся отметить, что и сейчас не изменил своего отношения к итальянскому медику, которого по-прежнему считает хорошим человеком. И это откровение американца как-то не вяжется с его раскаянием. Как может врач, толкавший самого Армстронга и других гонщиков US Postal на обман и этим самым причинявший вред их здоровью, не заслужить ни единого упрёка? Пусть Лэнс и подчеркнул, что всю жизнь будет извиняться перед людьми, которых, по сути, предавал, отвергая обвинения в применении запрещённых препаратов, но чувствует ли он сейчас стыд за то, что дрался без правил, побеждал любой ценой?

Бесспорно, Армстронгу — человеку с непомерным эго, хитрому и беспринципному, нелегко было решиться на такой шаг — собственное развенчание. Вот только вопрос о том, почему он это сделал, пока так и остался без ответа. Хотел ли он на самом деле очистить душу от бремени многолетнего обмана и тайн или им двигала лишь надежда на получение смягчения пожизненного запрета на участие в соревнованиях, который минувшей осенью наложило на него антидопинговое агентство США?

Дым не без огня?

Прокомментировать этот, наверное, самый громкий за всю историю спорта допинговый скандал мы попросили бывшего руководителя Национального антидопингового агентства Беларуси Николая Кручинского:

— В этой истории в настоящий момент куда больше вопросов, чем ответов. Позиция Американского антидопингового агентства (USADA), как и Всемирного (WADA), абсолютно ясна и прозрачна: использование спортсменами запрещённых веществ и методов представляет собой один из видов мошенничества. Ведь в таком случае нарушается принцип равенства условий для всех. Американец в интервью Опре Уинфри признался в том, что он применял эритропоэтин, гормон роста и стероиды. При всём моём уважении к господину Армстронгу как неординарному спортсмену я должен признать, что он много лет обманывал мировую спортивную общественность и американский народ, который вкладывал деньги в его фонд — Livestrong. А средства, заработанные нечестным путём, должны быть возвращены. От этой печки и следует плясать. Подобную ситуацию несколько ранее, если помните, пережила знаменитая американская легкоатлетка Мэрион Джонс, лишённая трёх золотых медалей Олимпиады-2000. Теперь с этим столкнулся великий гонщик.

Мне, признаться, не совсем понятны взаимоотношения Армстронга с Международным союзом велосипедистов. Пару дней назад в прессе промелькнула информация о том, что владелец американской команды US Postal Service Том Вайзель являлся совладельцем инвестиционного банка Thomas Weisel Partners, в котором хранились средства бывшего президента Международного союза велосипедистов (UCI) Хайна Вербрюггена.

Поневоле возникают некоторые, скажем так, аналогии.

Признаться, лично я очень сожалею о том, что дело не дошло до суда. Ведь пусть Армстронг и признался в использовании запрещённых средств, но сделал это не под присягой, как упоминавшаяся Мэрион Джонс, а на шоу. И при этом он претендует на смягчение своей пожизненной дисквалификации, потому что лелеет надежду на участие в марафоне и других соревнованиях.

— А вы не находите его признание половинчатым?

— Нахожу. Поэтому Лэнс и выбрал очень популярную передачу. Он извинился перед сотрудниками созданного им благотворительного фонда по борьбе с раком за то, что подвёл их и поставил под угрозу репутацию Livestrong, тем самым повергнув их в шок. С моей субъективной точки зрения, велогонщик он, конечно, неординарный, но и человек, мягко говоря, непорядочный. Хотя среди больших спортсменов вообще трудно встретить, что называется, белых и пушистых.

— А как относиться к тому, что Лэнс не изменил своего отношения к печально прославившемуся доктору Микеле Феррари?

— Ситуации разные бывают. Даже если человек совершил какое-то правонарушение и попал в места лишения свободы, вряд ли для родных, близких и друзей он сразу станет плохим. Тот же Армстронг в интервью признался, что сын его до сих пор не верит, что папа всех обманывал и по-прежнему любит его. Это естественно. Видимо, с Феррари у него были более тесные, дружеские отношения.

— А на ваш взгляд, как могли WADA и USADA за столько лет не поймать на допинге столь злостного нарушителя?

— Во-первых, WADA в данном случае выступает в роли наблюдателя над схваткой. А что касается USADA, трудно сказать… Нам непривычна подобная многолетняя кропотливая работа. Отсюда, как уже говорил, и не совсем понятные взаимоотношения между Армстронгом и UCI. Есть очень серьёзные подозрения в том, что его прежний руководитель бельгиец Вербрюгген покрыл знаменитую положительную пробу Лэнса на «Туре» 1999 года. Потому что Французское антидопинговое агентство обратило внимание на то, что у Армстронга не было разрешения на применение кортикостероидов. Собственно говоря, тогда и позиция о терапевтическом исключении в сегодняшнем виде не существовала. Поэтому не всё так просто. Видимо, дым, что называется, был не без огня.

— А реальна ли перспектива исключения велоспорта из олимпийской программы?

— Думаю, нет. Скорее всего, это личное мнение члена МОК господина Паунда, который таким образом решил напомнить о себе, о том, какой он великий борец с допингом, что, в общем-то, так и есть. Но велоспорт — это не только Армстронг, это огромная армия велосипедистов, которых нельзя грести под одну гребёнку. За что их наказывать? Да и есть виды, которые будут погрязнее велоспорта. С моей субъективной точки зрения, на первом месте должна стоять тяжёлая атлетика. Но коль она остаётся в олимпийской программе, как можно убрать из неё велоспорт? Вообще это довольно сложная процедура, до которой, думаю, не дойдёт.

— Антидопинговый российский эксперт Николай Дурманов на блоге «Эхо Москвы» из множества комментариев, которыми взорвался Интернет, процитировал следующий: «Знаете, спорт — это не вопрос жизни и смерти. Это, по большому счёту, всего лишь шоу, игра. А вот люди, много людей, спасённых армстронговским фондом от неминуемой гибели, новые лекарства от рака, которые созданы на собранные им деньги, — это не игра. Его книга о своей жизни, которая вернула достоинство и уверенность сотням тысяч отчаявшихся, — это не игра. Вот это как раз вопросы жизни и смерти»…

— Здесь та ситуация, когда действительно очень важно отделить, что называется, зёрна от плевел. Тысячи спасённых жизней никто у созданного Армстронгом фонда не отнимет. Это его заслуга, которую никто ни умалять, ни забирать не собирается. Но, извините меня, зачем было вводить в заблуждение людей, будто, сев на велосипед, можно победить рак? Мне как врачу это представляется не совсем адекватным. Излечение от рака — это комплексное мероприятие. Фонд же, думаю, и дальше будет работать, несмотря на то что Армстронг ушёл с должности исполнительного директора и вышел из его правления. Хотя на этой истории Livestrong и потерял десятки миллионов долларов. Мы опять вернулись к общественности, которая была введена в заблуждение. Ведь одни жертвовали 5 тысяч долларов, а другие — 10 и 15 тысяч, и вот они-то, на мой взгляд, оказались самыми обманутыми. Но это моё субъективное мнение.

источник

Чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться